Лингвистическая экспертиза при защите интеллектуальной собственно

+7 (499) 390 32 97 /  +7 (925) 101 76 16 / v@psy-expert.ru / © 2007 "Центр специальных исследований и экспертиз"

125009, г. Москва, ул. Тверская, д.20, стр.1

Please reload

Недавние посты

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Избранные посты

Роль лингвистической экспертизы при защите интеллектуальной собственности

 

      Можно ли защитить плоды своей интеллектуальной деятельности от посягательств злоумышленников и любителей пожить за чужой счет? Этот вопрос все чаще и чаще встает перед наиболее творческой частью нашего общества.

 

       В настоящее в

ремя отмечается рост числа гражданских дел в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах, связанных с защитой авторских прав на произведения науки, литературы и искусства, патентных прав, прав на товарные знаки, фирменные наименования и иные объекты интеллектуальной собственности.

 

 

         Если по делам, связанным с защитой чести, достоинства и деловой репутации, уже сложилась устойчивая практика проведения лингвистических экспертиз спорных текстов СМИ, отработаны экспертные методики <*>, то в отношении объектов интеллектуальной собственности соответствующие направления экспертно-лингвистической деятельности еще только формируются, экспертная и судебная практика еще нарабатывается <**>.

 

<*> См., например, Памятка по вопросам назначения судебной лингвистической экспертизы. Для судей, следователей, дознавателей, прокуроров, экспертов, адвокатов и юрисконсультов / Под ред. М.В. Горбаневского. М.: Медея, 2004; Спорные тексты СМИ и судебные иски / Под ред. М.В. Горбаневского. М.: Престиж, 2005.

<**> Галяшина Е.И. Возможности судебных речеведческих экспертиз по делам о защите прав интеллектуальной собственности // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. N 9. 2005. С. 50 - 59.

 

 

     Какие же объекты направляются на лингвистическое исследование и установлению каких фактов по делам о защите объектов интеллектуальной собственности могут способствовать эксперты-лингвисты?

 

       Во-первых, следует подчеркнуть, что это текстовые объекты, которые могут быть зафиксированы на любом носителе и в любой форме (письменно-графической, устной, электронной). К таким объектам, например, относятся товарные знаки, фирменные наименования, доменные имена, иные коммерческие обозначения, в отношении которых все чаще возникают споры и конфликты о правомерности их регистрации и использования возможности введения потребителей в заблуждение из-за сходства до степени смешения, отсутствия индивидуализирующих признаков и особенностей и т.д. Другая категория объектов - это многообразные произведения рекламы, литературы, науки, которые незаконно копируются, тиражируются, воспроизводятся без ссылок на автора или издаются под чужой фамилией.

 

         Во-вторых, это те объекты, которые обладают (или могут обладать) признаками охраноспособности в соответствии с действующим законодательством (правом интеллектуальной собственности в Российской Федерации).

 

Задачи и цели лингвистической экспертизы

 

    Сегодня можно говорить о следующих типовых задачах, решаемых в рамках судебной лингвистической экспертизы по делам, связанным с защитой прав интеллектуальной собственности:

 

- исследование текста, высказывания или языкового знака (например, авторского договора, фирменного наименования, товарного знака, доменного имени) с целью установления или толкования его смыслового содержания;

- исследование коммерческих обозначений (фирменных наименований, товарных знаков, торговых марок, доменных имен) на предмет установления их оригинальности, индивидуальности, новизны, неповторимости, а также сходства до степени смешения с противопоставленными им обозначениями (по фонетическим, семантическим и графическим признакам);

- установление доминирующего элемента в комбинированных товарных знаках, включающих словесное обозначение, и т.д.

 

    На разрешение лингвистической экспертизы по данной категории дел, как правило, ставятся следующие вопросы.

 

 

Имеется ли полное или частичное сходство, тождество или различие произведений (например, литературно-художественного, публицистического или научного произведения)?

 

  • Имеется ли сходство противопоставленных объектов (в целом или в отдельных частях, компонентах) до степени смешения (например, товарных знаков или фирменных наименований, доменных имен)?

  •  

  • Является ли объект результатом индивидуального творчества (например, название, слоган, персонаж, видеоклип и т.п.)?

  •  

  • Является ли произведение самобытным или переработанным, отредактированным?

  •  

  • Может ли элемент произведения (название, фрагмент, припев, строка или строфа) употребляться самостоятельно?

  •  

  • Оригинален ли словесный компонент, словосочетание, элемент произведения (название, имя персонажа и т.д.)?

  •  

  • Аутентичен ли перевод оригиналу?

  •  

  • Каково значение текста (например, формулы изобретения)?

  •  

  • Каково значение, этимология слова, сочетания слов в контексте произведения?

 

     В последнее время участились случаи споров о наличии авторских прав на отдельные части литературного произведения, вплоть до названий, имен персонажей, что требует рассмотрения слов русского языка, особенно имен собственных, в аспекте индивидуального творчества.

 

     Это связано с тем, что творческая самостоятельность произведения - важное условие приобретения им правового статуса объекта, подпадающего под защиту авторского права.

 

       Определение оригинальности или неоригинальности произведения - задача для экспертов-лингвистов нетривиальная. Ведь многие объективно новые творческие результаты могут быть достигнуты, получены разными лицами, работающими параллельно, независимо друг от друга.

 

 

      Авторское же право охраняет лишь те творческие результаты, которые являются уникальными, оригинальными. Это относится как к произведению целиком, так и к отдельным частям произведения, если эти части могут употребляться самостоятельно и являются оригинальными.

 

    Так, например, по запросу генерального директора закрытого акционерного общества "Издательский дом "Комсомольская правда" было проведено лингвистическое исследование словосочетания "Лица года". Перед специалистами были поставлены следующие вопросы. Какие слова и словосочетания в русском языке относятся к индивидуальным, уникальным словам? Является ли словосочетание "Лица года" индивидуальным, уникальным, то есть оригинальным, неповторяющимся? Отражает ли словосочетание "Лица года" творческую самобытность какого-либо автора и содержатся ли в нем какие-либо признаки индивидуального авторского стиля? Насколько распространено в современном публицистическом жанре и разговорном дискурсе масс-медиа данное словосочетание?

 

    В результате было установлено, что в современном русском языке к индивидуальным, уникальным словам относятся окказионализмы и неологизмы. Словосочетание "Лица года" индивидуальным, уникальным, то есть оригинальным, неповторяющимся, не является. Словосочетание "Лица года" творческую самобытность какого-либо автора не отражает.

 

     Признаки индивидуального авторского стиля в нем не содержатся. В современном публицистическом жанре и разговорном дискурсе масс-медиа данное словосочетание широко распространено для наименования различных конкурсов и номинаций <*>.

 

Поскольку словосочетание "Лица года" не является уникальным, оригинальным и неповторимым и, следовательно, не обладает охраноспособностью с точки зрения авторского права, судебной перспективы подачи иска не имелось.

 

<*> Исследование проводили действительные члены ГЛЭДИС: М.В. Горбаневский, Е.И. Галяшина, Ю.А. Сафонова, Ю.А. Бельчиков.

 

Что есть словесный компонент?

 

      Другая проблема - это установление охраняемых и неохраняемых элементов в составе комбинированных товарных знаков, фирменных наименований, включающих словесный компонент.

 

    В качестве примера можно привести экспертизу, проведенную экспертами ГЛЭДИС по определению Арбитражного суда г. Москвы в отношении комбинированных товарных знаков, включающих словесные обозначения "LIVIA" и "NIVEA". Проведенная экспертиза <*> показала, что комбинированный товарный знак N 240053 "LIVIA" и товарные знаки "NIVEA" N 137829, 702653, 724509, 7674668 не являются сходными до степени смешения по критериям, обозначенным в пунктах 14.4.2, 14.4.2.3, 14.4.2.4 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания. С учетом заключения экспертов Арбитражный суд в иске компании "Байерсдорф АГ", Германия, к Палате по патентным спорам (третье лицо - ООО "ПРК "Косметикс") отказал. Последующие инстанции данное решение суда оставили без изменения.

<*> Экспертизу проводила комиссия экспертов-лингвистов, действительных членов ГЛЭДИС: Ю. Бельчиков, А. Мамонтов, Е. Галяшина.

 

Патентные споры

 

       Не менее важную роль играет лингвистическая экспертиза для разрешения патентных споров.

        Так, например, Определением Автозаводского районного суда г. Тольятти перед экспертами была поставлена задача провести лингвистическое исследование текста описания изобретения к патенту N 1779758, включающего следующий фрагмент текста формулы изобретения: "...с целью повышения экономичности и снижения токсичности отработавших газов по меньшей мере часть углубления в днище поршня образована частью сплющенного эллипсоида вращения, одна из малых осей которого перпендикулярна поверхности днища поршня и охвачена проекцией выемки в головке цилиндра на поверхность днища поршня".

 

 

        Перед экспертом <*> был поставлен вопрос: "К чему конкретно в отличительной части формулы патента относится термин "охвачена" - к части сплющенного эллипсоида вращения или одной из малых осей? Нужна ли перед союзом и (после слова "поршня" - колонка 8, вторая строка) запятая?".

 

<*> Экспертизу проводила эксперт-лингвист, действительный член ГЛЭДИС М. Венгранович.

 

        Эксперт пришел к выводу, что: только выемка как часть сплющенного эллипсоида вращения (или образованная частью сплющенного эллипсоида вращения) может находиться в пределах проекции основной камеры сгорания (образованной выемкой в головке цилиндра), а не одна из малых осей сплющенного эллипсоида вращения (на этот смысл нет ни одного указания в тексте описания изобретения, кроме повторяющего дословно текст формулы изобретения предложения - колонка 4, строки 30 - 37).

 

        Соответственно во фрагменте текста формулы изобретения признак "охвачена проекцией выемки в головке цилиндра на поверхность днища поршня" относится к части углубления в днище поршня, а не к одной из малых осей сплющенного эллипсоида. Поэтому однородными в данной конструкции следует признать сказуемые "образована и охвачена", относящиеся к общему подлежащему "часть углубления".

 

      Отсутствие же пунктуационного знака (запятой) в анализируемой конструкции не указывает на однородность сказуемых "перпендикулярна" и "охвачена", относящихся к общему подлежащему "одна из осей", а является нарушением пунктуационной нормы (выделение начала и конца придаточного предложения).

 

      Следовательно, анализируемый фрагмент текста формулы изобретения допускает двоякое грамматическое (синтаксическое) членение и соответственно двойственное толкование.

 

      Поэтому, руководствуясь данными аргументами, следует признать, что перед союзом и (после слова "поршня" - колонка 8, вторая строка) запятая нужна как показатель выделения конца придаточного предложения.

 

Елена Игоревна Галяшина,

доктор юридических и филологических наук, а

кадемик РАЕН, профессор кафедры судебных экспертиз

Московской государственной юридической академии,

действительный член гильдии лингвистов - экспертов

по документационным и информационным спорам.

 

Михаил Викторович Горбаневский,

председатель правления гильдии лингвистов - экспертов

по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС),

доктор филологических наук, профессор, член-кор. РАЕН.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Мы в соцсетях
Please reload

Поиск по тегам